Разделы
Категории раздела
Видео-интервью [29]
Перевод видео интервью
Статья [35]
Статьи об Алане Рикмане в различных СМИ
Интервью [24]
Переводы интервью с Аланом Рикманом
Рецензии [5]
Критические статьи на спектакли и фильмы
Аудио-интервью [6]
Переводы аудио-интервью и радиопередач
Разное [6]
Фото месяца
Видео

Дж.Айзекс и Э.Линч об у...

2 0 0.0
Его Голос
Случайное фото
Статистика
Форма входа
Логин:
Пароль:
Главная » Статьи » Интервью

Q&A после показа фильма «Небольшой беспорядок» в Быдгоще, Польша, 16 ноября 2014г.


Q&A после показа фильма «Небольшой беспорядок» в Быдгоще, Польша, 16 ноября 2014г.

Перевод: Олеся Редько(Olesya_Redko), Наталия Волкова (semantics) (также благодарим Екатерину Григорьеву за поиск названия улицы)

Переводчик (дальше-П): Наверное, нет никаких причин представлять нашего гостя. Но просто, чтобы выполнить формальности, позвольте мне напомнить, что вы видели его в десятках фильмов, в телевизионных передачах, его разнообразные роли, начиная с романтических, таких как в фильмах «Верно. Безумно. Глубоко» или «Разум и чувства» и заканчивая ролями величайших злодеев всех времен, например, из «Крепкого орешка» или Шерифа Ноттингемского в «Робин Гуде». Он также играл Распутина в телефильме. А еще он снимался в таком сериале, о котором вы, возможно, краем уха слышали… Он называется «Гарри Поттер». (Смех в зале) Не говоря уже о его роли Рональда Рейгана во «Дворецком». А еще он телезвезда. А еще выступал как режиссер в театре, режиссер двух фильмов: в 1997 он снял фильм «Зимний гость», а теперь фильм «Небольшой беспорядок», который вы только что посмотрели. И последнее, но не менее важное – в журнале «Empire» его настойчиво, из года в год упоминают как одного из «100 самых сексуальных мировых кинозвезд». Это Алан Рикман! (смех и аплодисменты) Думаю, они Вас знают. (опять смех)
AР: Они все так молоды… Микрофон не работает.

П: Попробуйте другой. Один из них точно работает.

AР: (с разными интонациями) Привет. Привет. Привет. (смех)

П: Я думаю этот работает. Я уверен, сейчас последует множество вопросов из зала. Чтобы не задерживать конференцию, мы ее проведем только на английском, а те, кто говорят на других языках, и не знают английского – я уверен, что если вы повернетесь к соседу справа или слева, вам сразу же объяснят, о чем мы тут разговариваем. Первый вопрос задам я сам, а потом можете задавать вопросы из зала. Просто поднимите руку и спокойно ждите, я вам покажу, какой вы по счету: первый, второй или третий в очереди.
Итак, мы видели Вас здесь, на фестивале, в разных ипостасях: вчера Вы получали премию Кшиштофа Кеслёвского за актерскую игру. И сегодня мы видели Вас в роли короля Людовика XIV. Но Вы здесь еще и как режиссер, представляющий свою всего лишь вторую картину за всю карьеру. И мне интересно, что именно побудило Вас спустя 17 лет после Вашего первого фильма, который Вы сняли, снова оказаться не перед, а за камерой.

AР: Ну, кое-что мешало мне целых десять лет. Дело в том, что, чтобы снимать фильм, нужно иметь хотя бы один свободный год в жизни – или даже полтора года. А в этом конкретном случае понадобилось даже два. А когда мы начинали снимать «Гарри Поттера», было написано всего 3 книги, и мы не знали, что из всего этого выйдет. А потом 10, нет - 11 лет прошло, а мы все никак не могли из него выкарабкаться…но…
(смех)
…но, хотя я был занят на съемках «Гарри Поттера» всего 7 недель в году, оставшегося времени все равно не хватало на то, чтобы снимать фильм в качестве режиссера. А в промежутках я был режиссером в театральных постановках и… где-то снимался, что-то играл, и времени не было.

П: Я уже упоминал, что вы были режиссером «Зимнего гостя» - сначала вы ставили эту пьесу на сцене, а потом сделали киноверсию. Здесь же было по-другому: насколько я понимаю, уже существовал сценарий… И в «Зимнем госте» Вы сами не играли. А здесь вы исполняете ведущую роль. Каково это – быть режиссером у самого себя?

AР: Да это просто невозможно! (смех)

AР: … и никому не советую повторять. И я бы сам ни за что не пошел на это, если бы продюсеры не сказали: «Это необходимо из финансовых соображений». У меня не было никакого выбора. К счастью, король появляется не так уж и часто. А во-вторых, когда играешь короля Людовика XIV, ты просто спокойно стоишь все время, это остальные приходят к тебе.

П: И слушаются тебя. Ну, что же, давайте начнем задавать вопросы из зала. Все, что бы когда-либо хотели спросить у нашего особого гостя. Да, пожалуйста!

- Я хотела спросить, можем ли мы все надеяться, что будут еще фильмы, которые вы снимете. Вам же понравился этот, и Вы будете снимать еще, да?

AР: Ну, для начала мне должны еще позволить это сделать… Я, правда, не знаю. Сейчас этот фильм только-только появился на свет, и с ним еще нужно повозиться, а потом я надеюсь хорошенько отдохнуть.

П (к зрителям): А вы пишите твитты в интернете, пишите хорошие отзывы про фильм, распространяйте информацию о нем, и тогда ему будет легче снять следующий фильм, я уверен. Вне сомнений. Да, следующий вопрос.

- Вы все еще планируете снимать фильм «Дом в Париже»?

AР: Сценарист надеется на это.

П: Вопрос на самом верху, пожалуйста

- Почему Вас заинтересовала тема придворной жизни Людовика XIV?

AР: Нет, я не интересуюсь именно темой королевского двора времен правления Людовика XIV. Это просто фон. Меня интересовала, прежде всего, думаю, гендерная политика того времени, отношение мужчин к женщинам, превосходство мужского пола над женским, поскольку у женщин не было особых прав и возможностей, они выполняли исключительно декоративную роль, к тому же… у фильма целых 3 сценариста, но все диалоги принадлежат перу Элисон Диган, и основная концепция фильма – ее. Проще говоря, я просто не хотел вмешиваться в этот…не знаю, как это переводится…но по-английски это называется «прекрасный текст».

П: Да, пожалуйста.

- Сложно ли было подбирать актерский состав, или Вы с самого начала знали, кто кого будет играть?

AР: Ну, я в каком-то смысле всегда знал, что там будет Кейт…просто надо было дождаться момента, чтобы она была свободна. Что было хорошего в ожидании подходящего времени для съемок фильма, так это то, что еще каких-то 5 лет назад она была слишком молода для этой роли. Понимаете, она должна была сыграть женщину-профессионала в своей области с печальным опытом в прошлом и 6-и-летней дочерью. А когда в фильме была задействована Кейт, то… видите ли, в Англии, как и в Польше, да и как везде в мире, очень много прекрасных актеров. Их только нужно пригласить и дать им шанс. И как актер, я совершенно не интересуюсь их рейтингом на imdb.

П: Ой, а можно я здесь вмешаюсь, ведь именно с Кейт Уинслет вы снимались в «Разуме и чувствах». Интересно, есть ли какая-то связь между тем, что вы делали вместе тогда и, скажем, не знаю – сценой в саду, когда Вы притворялись садовником, есть какие-то «перемигивания» со зрителем?

AР: Ну, во-первых, «Разум и чувства» был первым серьезным фильмом для Кейт. Ей тогда было 19 лет. И, конечно, мы были вынуждены тесно общаться друг с другом. Поэтому, разумеется, мы очень доверяем друг другу, даже несмотря на то, что теперь, естественно, в 37 лет она – совершенно другая, взрослая женщина, с тремя детьми, со зрелой жизнью и большим опытом за плечами. Не говоря уже о том, что через 2 недели после начала съемок Кейт сообщила мне, что она, мол, на девятой неделе беременности. Я, конечно, немного испугался, ведь мы знали, что по сюжету чуть позже её придется бросать в ледяную воду в час ночи, но она так спокойно сказала: «Не волнуйся, мои беременности протекают легко!»

(смех)

П: То есть вы в сюжете ничего из-за этого не меняли?

AР: Нет, и спасибо за это корсетам
(опять смех)
Бедному ребенку пришлось во всем участвовать.

(смех)

Да, в общем, я еще раз говорю – мы очень доверяем друг другу. И там в фильме довольно длинная сцена в саду с розой, а снимать ее пришлось еще дольше, потому что не думаю, что каждый дубль… то есть каждые 20 секунд пролетал самолет. Одна из проблем съемок в Англии – невозможно найти места, где бы постоянно не пролетали самолеты или не было бы по близости шоссе. Так что… тут важно доверие, важна сосредоточенность и желание продолжать работать.

- Какой у вас любимый фильм, в которых Вы снимались?

AР: Я не смотрю свои фильмы

(смех)

Поэтому не знаю. Дело в том, что, понимаете, вы вот смотрите фильм, он идет 2 часа или около того. Это 2 часа вашей жизни, а для меня это… ну, не знаю, 6 недель, 8 недель, 2 месяца. И для меня это люди, с которыми я общаюсь и места, где бываю, и я вспоминаю, где я был и с кем я был…как смеялся и ел, и как проводил время. А фильм…о нем я столько не вспоминаю (Смеется)

(смех)

- Какие роли Вы предпочитаете: романтичных героев или злодеев?

AР: Я не люблю навешивать ярлыки на свои роли, потому что тогда вы их судите. Они для меня просто люди, понимаете?

П: Хорошие злодеи. Да, пожалуйста.

- Я уверена, Вы слышали этот вопрос уже несколько раз, но я все равно спрошу. Почему Вы решили встать за камеру после стольких лет, проведенных перед ней? 17 лет назад был «Зимний гость», а сейчас «Небольшой беспорядок», какая была Ваша цель?

П: Ну, такой вопрос уже ведь задавали.

AР: По-моему, не все слышали вопрос.

П: Вопрос был такой: что заставило мистера Рикмана снова встать за камеру через 17 лет после первого фильма.

AР: Текст. Именно текст всегда влияет на решение, играть ли в фильме или снимать ли его. И помните: я ведь режиссировал спектакли в театре все это время тоже. Нельзя сказать, что в режиссуре у меня был такой большой перерыв. Так что это просто смена места действия, и нужно немного больше денег.

(смех)

П: Вопрос слева.

- Спасибо. Я слышала, Вам нравится пребывание в Польше, и мы гордимся, что Вы к нам приехали. Мой вопрос такой: сталкивались ли Вы с какими-то трудностями и загвоздками, пока снимали «Небольшой беспорядок», кроме беременности Кейт Уинслет?

AР: Думаю, каждый режиссер ответил бы вам так же. Понимаете, вся режиссура – одна большая загвоздка. Моменты, когда можно спокойно работать, очень редки и ценны, и многое зависит от того, как ты умеешь обходить эти загвоздки. Как я уже говорил, в Англии это самолеты, машины, погода…Помните сцену в фильме, когда Маттиас находит перчатку, а Луис стоит под навесом. Это был реальный дождь, не искусственный. И когда дошло до этой сцены, встал вопрос, как ее снимать. Спасибо дизайнерам, они сказали: «Смотрите же, вот у нас есть кусок старой мешковины, мы можем держать его над Людовиком XIV» И, знаете, все зависит от бюджета и от того, сколько у вас денег… Вот на дворец Бленхейм у нас было всего 3 дня и продюсер сказал: «Больше не потянем».

- Всего 3 дня?

AР: 3 дня во дворце. Все сцены, которые мы снимали во дворце Бленхейм, весь этот последовательный ряд кадров в конце, открытие готового фонтана, да, по-моему, 3 дня, и один из них шел сильный дождь, так что времени не хватало.

- Спасибо!

П: Вчера, когда Вы получали премию Кеслёвского, Вы выразили глубокую благодарность Вашему партнеру, соавтору, Эллен Курас. Скажите, пожалуйста, как вам было с ней работать в профессиональном смысле и с Вашей точки зрения, каков был ее вклад в фильм, который мы сегодня увидели?

AР: Ну, что ж, Эллен и я каждый день вместе ездили на съемочную площадку и по дороге обсуждали, какую сцену мы сегодня будем снимать, и, знаете ли, каждому из вас, кто занимается искусством, я бы посоветовал пользоваться долгой дорогой, потому что в это время можно очень многое успеть сделать. И, конечно, поскольку мы вместе снимали фильм, я ей очень доверял и во всем на нее полагался, как на первого помощника … Ох, как бы я хотел, чтобы она сейчас была здесь. В том смысле, что вы бы сразу увидели, почему я так ей доверяю. Она, как капитан, управляла всем нашим кораблем, необыкновенно энергичная, неутомимая, лидер и, в то же время, легко адаптирующийся в новых условиях человек. Если честно, то во многом этот фильм сделан в чуждом ей стиле. Я видел, и, возможно, кто-то из вас видел «Вечное сияние чистого разума» и я думаю, что любимое состояние Эллен – с камерой на плече, причем, довольно в свободной манере. А этот фильм требовал от нее постоянного контроля и определенных рамок.

П: А знали Вы ее раньше, до того, как приняли в свою команду?

AР: Нет, не знал. Кейт рассказала мне про нее, а потом мы встретились в Нью-Йорке. Так вот все и получилось.

П: А как она Вас убедила? Что сказала?

AР: Она принесла альбом фотографий…Кажется Салимена..Да, вспомнил – Салимена. Салимен – это очень интересный американский фотограф, он делает довольно неоднозначные детские фотографии, и мы с ней поговорили о том, как быть с образом умершей дочери Кейт в фильме.

П: Вот отсюда вопрос, пожалуйста.

- Изменилось ли у вас отношение к фильму, с тех пор как Вы стали показывать его на фестивалях. Его ведь уже показывали в разных местах?

AР: На самом деле, это всего лишь третий показ фильма. Поэтому, честно сказать, не знаю. Знаете, я все еще очень волнуюсь и переживаю за него, и на его показах в Великобритании и в Америке я все еще с большим любопытством наблюдаю, как зрители воспринимают фильм.

П: Вопрос на самом верху.

- Какие кинорежиссеры оказали на Вас влияние как на режиссера?

AР: Ну, я думаю, что если вы были большую часть своей жизни актером, вы вольно-невольно учились у каждого режиссера, с которым доводилось работать. Вы наблюдаете за ними, слушаете их, и также, наверное, будучи актером, вы приспосабливаетесь к каждому отдельному режиссеру. Мне было интересно услышать от Кейт, что, оказывается, она не привыкла к тому, что режиссер спрашивает ее мнения или совета. И, конечно, для меня это очень важно…но, естественно, у нас было не очень много времени на репетиции, и я не могу постоянно спрашивать актеров, что они думают. Но я думаю, может быть, это то, чем я действительно могу гордиться в этом фильме – тем, что актеры прислушивались друг к другу. Ну, а мне повезло работать со многими прекрасными режиссерами.

- Вы любите играть комедийные роли?

AР: Только сегодня я смотрел один фильм…мы вместе работали над «Месмером» когда-то, прекрасно провели время… и я сказал: «Знаешь, когда я играл «Гамлета», люди постоянно смеялись. Невероятно, да? Ведь мы не пытались там раскидать гэги. Парадокс смеющихся людей в том, что они смеются, потому что находят что-то, присущее всем, испытывают сочувствие, да и вообще, понять, почему люди смеются – все равно, что найти золотую жилу, я думаю. Понимаете, я же не думаю: «О, это отличная роль!» Для меня они все нормальные. Если ты человек, ты от природы наделен чувством юмора.

(Смех)

П: У некоторых актеров есть целый список ролей, которые они бы мечтали сыграть рано или поздно в своей жизни. Ну, скажем, Гамлета, Макбета, Короля Лира – чуть позже. А у Вас есть такой список ролей, о которых Вы всегда мечтали, но так пока и не сыграли?

AР: Полагаю, у меня в запасе осталось совсем мало ролей для такого списка…

(Смех)

Думаю, проблема вот в чем: если ты скажешь: «Хочу сыграть такую-то роль», значит, ты уже что-то решил для себя насчет этой роли. А я бы, честно говоря, лучше… понимаете, мне нравятся новые тексты, потому что ты никогда не знаешь, какие сюрпризы они преподнесут. И потом, чужое воображение мне гораздо интереснее моего собственного. И я с гораздо большим удовольствием приду на репетицию, ничего не зная, будучи открытым новому. Не хочу знать заранее, что я буду делать.

- А сейчас Вы знаете, что будете делать дальше?

AР: Не играть и не режиссировать. (смех)

П: Осматривать достопримечательности Быдгоща? (взрыв смеха)

AР: Да!

- Хочу спросить, какой для вас был самый интересный персонаж и почему?

AР: Какая самая интересная роль? Понимаете, я надеюсь, что они все были достаточно интересные в каком-то смысле. Потому что иначе…

П: Сложные, противоречивые? Мне кажется, спрашивали об этом.

AР: Каждая роль затягивает по-своему, я чувствовал, что я… понимаете. Это будет неправильно называть какую-то одну в ущерб другим. Понимаете, роли, которые я играл, включая Людовика XIV, среди них были и несколько реальных человек, которые существовали на самом деле. И это была достаточно трудная задача, потому что, например, если вы играете Рональда Рейгана или Имона де Валера, часть людей, которые знают хоть что-то о них, уже имеют о них собственное сложившееся мнение: либо любят их, либо ненавидят. Это своего рода хождение по канату, если говорить о восприятии других людей. К таким персонажам, как Людовик XIV, у людей уже есть свое предвзятое отношение, причем, у всех – разное. И, как я уже говорил в начале, этот фильм совершенно нельзя назвать исторически достоверным. Если бы он был таковым, мне бы вообще не пришлось вставать или, тем более, танцевать, потому что король в тот период жизни уже не мог ничего этого делать. Он сидел в кресле-каталке, и его везде перевозили на колесах. Если ты играешь реального человека, придется избавиться от всех предрассудков о нем. Ты начинаешь его защищать, да-да, чтобы изобразить его ясно и четко, так, чтобы люди могли сами составить о нем свое мнение. Помню, когда я репетировал де Валера, Нейл Джордан (речь идет о фильме «Майкл Коллинс»), Нейл Джордан сказал мне, когда мы устраивали читку сценария: «Ну, что? Ты его уже ненавидишь?» И мне тут же захотелось надеть боксерские перчатки и встать на его защиту. Потому что, видите ли, это не секрет, и если бы Нейл оказался сегодня здесь, он бы вам сказал, что Валера – не самый любимый его персонаж в истории Ирландии. А ты начинаешь защищать своего персонажа. Думаю, точно так же было и с Рональдом Рейганом.

– Какая разница между репетициями в театре и в кино?

AР: Вопрос про репетиции в кино. Да, неоднозначная тема. Просто продюсеры не понимают, зачем вообще нужны репетиции. (смех)

AР: Они думают о том, во сколько им это встанет. Но для таких фильмов, как этот, репетиции очень важны. У нас было, может, всего дней 10 на них, но по крайней мере, мы могли проговорить, прочувствовать язык, интонацию, найти что-то, что можно опустить, потому что актеру иногда проще донести до зрителя мысль, построить логическую связь, когда избавляешься от лишней реплики. И я считаю, что это можно понять только, когда происходит обмен идеями на съемочной площадке. Напряжение большое, да. Но я знаю актеров, которые скажут: «Терпеть не могу репетиций. Я просто хочу играть, а не повторять то, что делали на репетициях…» В принципе, и я хочу того же. Но я просто думаю, что на съемочной площадке должна быть демократия. Но слушайте, я хотел сказать…

- Вы все-таки думаете, нужно больше репетиций?

AР: Да, по мне нужно больше. Но это лично мое предпочтение. И это совершенно не значит, что так должно быть записано в правилах.

- Как проходила работа над монтажом фильма? Как вы работали с редактором? Что вы ожидали увидеть, когда входили в монтажную? Только, пожалуйста, не говорите: «Нечто замечательное»

AР: Не говорить - чего?

- «Нечто замечательное»

AР: О нет, это совсем не было замечательным.

(смех)

Насчет вопроса об отношениях с редактором-монтажёром, и как они складывались в начале. Ну, одна из сложностей, что мне приходилось быть актером и режиссером одновременно, в том, что, как я понял, у тебя совершенно нет времени отсматривать отснятый за день материал, да и желания пересматривать кадры особенного тоже нет, ну, то есть, это не то, чего бы мне хотелось в конце рабочего дня. И к тому моменту, как пришла пора смотреть черновой монтаж, я не успел переброситься с ним и парой фраз.
Он даже отснял несколько кусочков сам, потому что, понимаете, я не мог взять отснятый материал и переделать сцену. И вот все эти отдельные кусочки, которые отснял Ник, с ними надо было что-то делать, а я хотел сократить фильм. Ну, например, так сцену в конце фильма, когда Кейт преподносит розу королю Людовику XIV, а он стоит, окруженный всеми этими мужчинами и женщинами, ее никак нельзя было монтировать, потому что Ник не понимал, что происходит с глазами этих людей, и какая последовательность действий. В общем, там еще была уйма работы. И я помню, как он показал мне фильм, хронометраж которого на тот момент был 2 часа 42 минут, кажется. Это при том, что сейчас он 1час 50 мин. И вот я просмотрел все эти 2 часа 40 минут, и в конце, когда зажегся свет, он мне говорит: «Поздравляю, Вы сняли кино».
(смех)
Это просто рабочий процесс. Конечно, бывает по-другому, если есть возможность все время быть на связи с редактором, тогда можно обмениваться мнениями, но в данном случае он работал сам по себе.

П: А мы-то сможем когда-нибудь увидеть полную режиссерскую версию на DVD?

AР: Никогда и ни за что. (смех) (не слышно вопроса)

AР: Не слышу вопроса

П: Не могли бы Вы встать и говорить громче, пожалуйста? - Каких артистов Вы смотрели, снимая фильм?

AР: Вы имеете в виду художников?

- Да

AР: Не знаю, что на что смотрела Кейт...Я всегда… обращал внимание на все визуальные отсылки к той эпохе. Не обязательно картины. Я осматривал интерьеры, а кабинет дизайнера был похож на музей, мы хватались за любые отсылки, которые нам могли помочь. Но, на самом деле, мы использовали английские интерьеры и делали из них то, что нужно. То есть мы либо брали настоящую французскую мебель и декорации той эпохи, либо Джеймс, наш дизайнер, подгонял имеющиеся интерьеры под французские. Нет, я не ходил постоянно по художественным музеям. Просто приходилось много работать с историческим материалом.

П: Вопрос с той стороны!

(вопрос не слышно)

AР: Насколько важным я нахожу сотрудничество актера и режиссера? Разумеется, важно! Для меня это – все! Я действительно в это верю. И надеюсь, это заметно зрителям. Хочется верить, что наши чувства и мысли передаются и зрителям. И дело не в том, как это снято на камеру. Гораздо важнее диалог между актером и режиссером, важно говорить обо всем: о чем они думают, что чувствуют, что происходит вокруг. И чаще всего, этот диалог невербальный. Но он очень важен!

П: Говоря о сотрудничестве, у режиссеров ведь больше развязаны руки, есть такие, кто ожидает от актера определенной игры, лепят из его нужного персонажа. А есть такие, которые предоставляют актерам больше свободы действия. Вам с какими режиссерами нравится больше работать, как актеру? И к какому типу режиссера относитесь сами, когда руководите другими?

AР: Хм, наверное, на съемках конкретно этого фильма я довольно жестко контролировал процесс, потому что руководствовался правилом: «чем меньше, тем лучше» и еще одним: «не надо играть роль, надо просто проговаривать, продумывать, проживать ее». В общем-то, по секрету скажу, как только я чувствовал, что актер начинает переигрывать, я это быстренько пресекал. (смех) Да, но… хм, я вот сейчас задумался…интересный вопрос! Наверное, сам текст выставляет определенные требования. Ведь фильм был не об английской жизни, все в большей степени сконструировано (хоть, может, и не выглядит так), и всем приходилось как-то настраиваться на другую волну, и было важно, чтобы это произошло единообразно, иначе ничего не получилось бы.

- Я хочу спросить Вас, похожи ли Вы, как личность, на какую-то свою роль, на персонажа, которого играли?

AР: Похож ли я на своих персонажей? Нууу..

П: Да-да, сейчас мы это и проверим (смех)

AР: Я о том, что – понимаете – я уже когда-то говорил об этом, но, в общем, у скрипача есть своя скрипка Страдивари, ну или другая. И он может спрятать ее в чехол и убрать, закрыть на замок в конце рабочего дня или после концерта. А я вот с чем должен работать (показывает на самого себя). То, что здесь внутри (показывает на свою голову) или здесь (показывает на сердце) - это совокупность того, чем я являюсь и что я думаю, и кто меня учил, и во что я верю, и как это меняется или не меняется. Поэтому…да, меня видно во всех моих ролях. Как-то, где-то. И мне все время приходится выбирать. Я хочу, чтобы меня вел другой человек, которого я играю. В общем, я – свой собственный инструмент.

П: А ведь он бы мог сказать, что похож на Распутина. Но не сказал. (смех)

AР: Кстати, это очень интересно, да, Распутин…Как я уже говорил в другом интервью сегодня, где меня спрашивали о том, каково это играть реально существовавших людей, Распутин – личность, которую так и не поняли. Ведь до сих пор его считают хитрым, опасным, зловещим безумцем. А на деле же, если бы он жил в наше время, у него была бы очень успешная практика на Харлей стрит, или на какой-нибудь аналогичной польской улице. Потому что он ведь чем занимался? Гипнозом. А в то время никто не знал, что это такое. Вот и считали его безумным колдуном. А в наше время он бы озолотился!

(смех)

- Я хочу спросить Вас, как это быть рассказчиком.

AР: Быть - кем?

- Рассказчиком. Это Вам интересно, потому что это что-то новое для вас или это просто хобби или работа, такая же, как и актерство? Я имею в виду такие проекты, как “Help, I’m fish”, “Boy in the bubble”.

AР: Ну, это.. Даже не знаю… Вы хотите узнать, что значит быть рассказчиком?

- Да.

AР: Думаю, если вам приходится быть рассказчиком в фильме, нужно предельно отстраниться от происходящего. В этом случае вы- просто канал информации. Но, знаете, что здесь хорошо? То что не нужно заучивать текст.
(смех)

AР: Я правда не знаю, как ответить на этот вопрос. Все, что нужно – просто четко, профессионально и ясно произносить текст.

Та же девушка (не знает, как спросить по-английски)

AР: Спросите по-польски, а переводчик переведет.

П: А была ли возможность создать что-то отличающееся от того, что Вы уже делали или для Вас это обычная работа?

AР: (Долгая пауза) (Смех)

AР: Не знаю. Меня попросили что-то сделать, я посмотрел, подумал: «О, это, вроде бы, интересно», и на той неделе я был свободен, ну вот и сделал. Многие актеры занимаются озвучкой. И, конечно, это часть нашей профессии, думаю, только зависит от того, есть ли свободное время. Боюсь, мне не удалось интересно ответить на Ваш вопрос. (смех)

П: А Вам доводилось когда-нибудь в мультфильмах озвучивать животных? (смех)

AР: Да, я был рыбкой. (больше смеха)

AР: Очень маленькой рыбкой.

-А что для вас интереснее: быть актером или режиссером?

П: Этот вопрос уже задавали. Будьте внимательнее. (Смех)

AР: Мне нравятся оба варианта. И я ненавижу оба варианта.

П: Хм, а ответ на вопрос совсем новый. Что ж, если захотите задать повторный вопрос, не стесняйтесь.

- (вопрос плохо слышен)

П (повторяет для зрителей вопрос): Вопрос был такой: помнит ли он, что читал при поступлении в RADA? То есть вопрос относит нас к началу Вашей карьеры.

AР: Я, конечно, не помню все слова наизусть, но очень хорошо помню прослушивание, потому что я тогда понял, что этот момент может изменить всю мою жизнь, все зависело от того, примут меня или откажут. И, знаете, я до сих пор принимаю активное участие в жизни RADA.

По-моему, есть такая игра – вы решаете, что вы хотите, и должны это записать, а потом ваше желание оценивают и либо принимают, либо вас изгоняют.

- Значит, вы помните все свои роли?

AР: Роли помню. Я не помню слова. (Смех)

П: Вот вы его и подловили. Можно теперь об этом рассказывать. Так, у нас осталось около 10 минут, это еще уйма времени. Итак, вопрос в центре.

- Здравствуйте, меня зовут Кристиана. Может быть, мой вопрос очень необычный, но я все равно его задам.

AР: Ну давайте уж.

- В общем, я из Грузии. Грузия – это очень-очень маленькая страна. Но я живу в Польше уже 4 года, потому что здесь больше возможностей что-то сделать, если вы очень талантливы, например. И вот если у меня, например, великолепные идеи, прекрасные сценарии, есть ли у меня шанс выйти на какого-то режиссера? Ну, или не знаю, на кого-то еще, потому что я уже 6 лет пытаюсь с кем-нибудь связаться, а ответа так и нет. И из-за этого я в прошлом году начала самостоятельно снимать фильм карманной камерой, но в следующем году, возможно, привезу свой фильм на фестиваль Camerimage, но в то же время я, конечно, хочу найти каких-то профессионалов, и вот я не знаю, есть ли какая-то возможность связаться с кем-то или быть представленной кому-то? Простите…

П: Если у Вас есть сценарий с собой, несите его скорее сюда. (смех)

- Нет, я записываю фильм, а еще у меня много идей…

AР: Не очень понял насчет сценариев, что Вы хотите? Режиссировать фильм? Или у Вас есть написанные Вами сценарии? Первое или второе?

- У меня есть сценарий, ну и вот.. Он на английском, я продолжаю работать и жду режиссеров, которые заинтересуются. То есть я не знаю, что делать дальше.

AР: Ну, а почему бы Вам не сделать то, что делают все остальные? Послать Ваш сценарий агенту режиссера?

- Я уже 4 года этим занимаюсь! И никакого ответа. Но я уверена, что мои сценарии просто супер, потому что они…Я уверена, они великолепны, потому что не похожи ни на один фильм, которые снимаются сейчас, и я не знаю… То ли я - выдающаяся личность, то ли…

(смех)

AР: Вы просто должны продолжать, упорно и настойчиво. Надо, знаете ли, ломиться в закрытые двери. Подкладывайте сценарии под дверь режиссера.

- Я попробую! Мы с Вами еще будем коллегами, вот увидите!
(смех)

(вопрос не слышен)

AР: Это вопрос о том, чем отличается режиссура в театре от кино. Что ж, думаю, тут вопрос времени и организации. В кино уйма народа дышит тебе в затылок, когда ты снимаешь фильм. И все ждут от тебя решений, а все решения зависят от того, сколько у тебя денег.

(вопрос не слышен)

AР: Простите?

– А в с сравнении с режиссурой в театре?

AР: В театре совсем другой контроль за происходящим. Вы же наверняка представляете, что сначала время отводится на репетиции, и у вас уже складывается представление, когда актеры готовы к выступлению. В театре есть вы и есть актеры, конечно, одновременно с репетициями там тоже приходится заниматься декорациями и костюмами, но…итоговый результат ты более-менее себе представляешь, можешь взвесить и оценить. В фильме же ты никогда не знаешь, что тебя ждет, через какие буераки придется пробираться. На съемочной площадке ты находишься, скажем, с 10 утра и до 6 вечера, ты все время занят разными проблемами, а все действие должно происходить в одной комнате. Наверное, это очевидно, но если у вас всего три дня на дворец Бленхейм, а вам надо там отснять огромный кусок, и дизайнеры должны успеть превратить большой зал в две комнаты, а у вас на это есть только один час… То есть приходится как-то распределять время. Поэтому ты стараешься разговаривать с актерами быстро и по делу, сразу вводить их в курс дела… И, возможно, в кино вам приходится больше решений принимать сходу, а в театре, наверное, не так. Может, если еще подумать, то и другие отличия найдутся.

(не слышно вопроса)

AР: Ну, дело в том, что и у актера, и у режиссера бывает так, что ты можешь предсказать, как пойдет работа, потому что все спланировано заранее, а бывает так, что приходится ориентироваться на месте. И в том, и в другом случае бывают разочарования и неприятные моменты. Я бы ни один из этих вариантов не назвал идеальным.

-(??)

(не слышно вопроса)

П: Пожалуйста, встаньте и говорите громче, если возможно.

- Есть или у ваших героев какие-то постоянно повторяющиеся черты, влияющие на ваш выбор, когда вы думаете, кого сыграть?

AР: Неа! Ну, то есть их всех отличает высокий рост. (смех)

Да, кто не слышал, он меня спрашивает, есть ли у моих героев какие-то отличительные черты, за которые я выбираю роль. Нет, мне хочется постоянно удивляться, я надеюсь, что новая роль удивит меня. Я не хочу повторяться. Так что мой ответ – нет!

(спрашивает по-польски) (Смех)

П: Так ВЫ спросите его завтра, после того, как он проведет еще один день в Быгдоще. Он с каждым днем все лучше и лучше говорит и понимает по-польски. Вопрос был задан на польском, и он был вот какой: «Играли ли Вы когда-нибудь роль, которая бросила Вам, как актеру, вызов, была трудной и интересной одновременно»?

AР: Ну, они все такие. А если это не так, то надо сделать их такими. Ведь всегда же надеешься, что твоя игра не плоская, поэтому если вы решите, что хотите сыграть честно, правдиво и изобретательно и т.п, то всегда можно найти способ так сыграть. И такой путь как раз и есть трудный и интересный одновременно.

- Для чего нужны фильмы, чтобы научить нас чему-то или чтобы пробуждать наши эмоции?

П (поясняет): Ну, я не уверен, о чем она конкретно хотела спросить, но вопрос такой: «учит ли нас чему-то или только вызывает эмоции». Но о чем речь?

- О кино вообще. Как Вы думаете, какая его основная задача?

П: Задача кинематографа…

(смех)

AР: Вы можете обойти этот зал и соберете – не знаю – 300 разных вариантов ответов, и все они будут верными. Кино может развлекать, кино может быть убежищем, оно может менять нас, может бросать нам вызов. Я не знаю. Вот вчера вечером я смотрел фильмы и испытывал все это, причем, иногда одновременно. И, думаю, иногда они могут раздражать, расстраивать, а иногда… не знаю, не знаю ответа.

П: Ну, а мы будем потихонечку закругляться. Дама в первом ряду.

- Что Вы чувствовали: интерес или разочарование, будучи одновременно актером и режиссером в фильме?

AР: Разочарование или интерес? Ну да, когда оказываешься в такой ситуации, спасает только доверие: своему оператору, своему первому помощнику, другим актерам. И еще мне дали очень хороший совет, который оказался действенным. Ведь проблема в том, что, когда ты режиссируешь фильм, в котором сам играешь, ты не можешь позволить потратить на себя много дублей, как бы тебе не хотелось все переснять. Потому что неудобно перед другими. Поэтому надо просто снимать дальше. И я научился доверять тем людям, которые говорили мне: «Не получилось? Поехали дальше!»

П: Смотрите, как быстро пролетел час! (смех) А мы ведь даже не стали переводить на польский, чтобы позволить вам задать как можно больше вопросов, в противном случае, у нас бы так не получилось. И, поскольку я уже воспользовался правом задать самый первый вопрос, пожалуй, я задам и последний. И пусть это будет такой обобщающий вопрос. Нет-нет, не о смысле жизни…
(Смех)

П: Об этом мы поговорим позже за бокалом гм.. чего-нибудь подходящего. Но, учитывая, как много молодежи сегодня в зале, даже несмотря на то, что Вы уже рассказали о многом, поделились своим опытом и дали мудрые советы, может быть, Вы хотели бы сказать что-нибудь этим молодым людям, подающим надежду кинематографистам, режиссерам, актерам, что-то, что помогло бы им в будущем, то, что Вы еще не сказали? (пауза и смех)

AР: Нууу, я люблю работать с молодежью в театре и в кино, то есть, не так часто, но… Что я чувствую, глядя сейчас на вас всех? Это было так недавно, когда я был там (показывает на аудиторию), вашего возраста и, как вы, слушал какого-то старика, как он что-то рассказывал. И это…это так быстро. Я просто хочу, чтобы вы понимали, какое это сокровище, чтобы ценили его, и хочу, чтобы вы смелее пользовались тем, что у вас есть, чтобы были любопытными. Вы ведь сейчас живете в такое время, когда все ходят, уткнувшись в свои ай-фоны, ай-пады и погрузившись в компьютеры, и я просто в отчаянии от того, что молодые люди забывают поднять голову, оглянуться, понять, где они собственно находятся. И я вот думаю, что, может быть, стоит даже объявить мораторий и устроить один день в неделю без компьютера, заблокировать его, выключить, не смотреть в него и оглядеться вокруг. И тогда у вас сразу будет возникать уйма вопросов все время. Видите ли, наше богатство – это наше воображение, а воображение не существует само по себе, его надо постоянно подпитывать. И когда я беседую с молодыми актерами, они часто жалуются на испытание – отсутствие работы. А я им всегда на это говорю: когда вы не работаете, еще очень многое можно делать: можно читать книги, можно интересоваться тем, что происходит в мире, смотреть новости, собирать мнения, посещать картинные галереи, слушать музыку. Это все доступно вам, нужно просто настроить инструмент внутри себя, ему нужно доверять и заполнять его информацией и художественными образами. Когда вы получаете сценарий, который надо поставить, это источник, в нем есть информация, идеи, картинки, и для каждого это раскроется по-своему, потому что вы все разные люди. Поэтому… просто поднимите глаза.

П: Те из вас, кто записывал конференцию на ай-фоны, смогут обладать этим вечно, другие же – просто запомните эти важные мудрые слова. Давайте поблагодарим нашего драгоценного гостя.

Категория: Интервью | Добавил: Helin (01.02.2015) | Переводчик: Олеся Редько, Наталия Волкова
Просмотров: 1475 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 5
+1  
4 alanija   (09.02.2015 03:14)
Девочки, огромное вам спасибо за то, что позволили и нам наслаждаться, стать чутьближе к Алану, узнать, что он думает.)))
И все же, ну почему никто не поинтересовался, есть ли у него в планах выпустить автобиографию и диск с разнымидекламациями( просто мечты вслух))).

+1  
5 semantics   (14.02.2015 12:36)
Знаете, почему? Чисто из эгоистических соображений:) Потому что когда задаешь вопрос, прежде всего хочется спросить так, чтобы он отвечал долго и интересно - ведь когда он отвечает, он смотрит на тебя - хочется, чтобы это продолжалось как можно дольше happy На этот вопрос, скорее всего, он ответил бы кратко: "да" или "нет". И лично мне кажется, что он вообще не заботится о таких вещах, как автобиография:(

+1  
3 sakyra   (08.02.2015 19:32)
очень понравилось интервью
Алан молодчина

+2  
2 katido   (03.02.2015 01:30)
Спасибо огромное! Интересное и очень живое интервью, хотя (как всегда) и не обошлось без банальных вопросов :-)

+2  
1 Izabell   (02.02.2015 21:29)
Потрясающе проделанная работа! Большое Вам спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Кадр
Наш твиттер
Мы также здесь
Использование материалов сайта допустимо только с разрешения администрации | Написать администратору e-mail | rickman.ru © 2008-2011 | alanrickman.ru © 2011-2017